26/06/2016-06/07/2016

Транскенозёрская экспедиция

Через весь нацпарк по заросшей Транскенозёрской тропе в самый разгар белых ночей
В России осталось исключительно мало территорий, где культурное и природное наследие сохранилось бы наиболее полно и многогранно. Одной из таких территорий является Кенозерский национальный парк, один из последних островков исконно русского жизненного уклада, культуры, традиций, сохранивший богатство и чистоту своего внутреннего мира, обращенного к истокам.

Нашей главной задачей было проехать Кенозерье по полузаросшей транскенозёрской тропе в самый разгар белых ночей.

У Ильи при упоминании Кенозерья сразу всплыла в голове фраза – "Роняла лебедь перья на Кенозерье...", а у меня фильм Кончаловского "Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына". Лебедей на пути мы не встретили, а вот по следам Кончаловского прошлись и Илья даже повстречал Алексея Тряпицына.
1

К самой красивой церкви России.

Не спится. За окном поезда белые ночи, туман стелется по полям, северный пейзаж – умиротворенность и минимализм. В 6 утра выхожу на станции Няндома. Меня встретила утренняя прохлада и несколько комаров. А на перроне Илья уже почти собрал свой велосипед. Он приехал на другом поезде из Москвы несколько часов назад. Неспешно готовимся к поездке. Нас ждёт Архангельская область, национальный парк Кенозерье в самый разгар белых ночей.

Няндома – небольшой провинциальный городок посреди северных болот и лесов, мы решили тут не задерживаться и сразу отправиться в путь.
Сегодня, что называется «технический день», когда надо тупо пилить по асфальту и доехать до Каргополя, оттуда уже начинается интересная часть маршрута.
Дорога самая что ни на есть северная – когда на десятки километров ни души и ни деревни. Ещё и попали под ливень – укрыться негде, пришлось ехать и не обращать на него внимание. Но ливень быстро прошёл и солнце также быстро нас высушило. Периодически попадалась земляника у обочины - подсластила нам дорогу.

Ближе к Каргополю не выдержали и прилегли на травке передохнуть во дворе деревенской школы. Комары уже здесь достают – спокойно не поспишь под открытым небом. Из соседнего дома до нас дошёл запах свежего хлеба, заглянули, спросили – да, здесь пекут хлеб, и мы, конечно, купили черную буханку ещё горячую. После такого подспорья доехать до Каргополя было делом простым.

Один раз немного отклонились от маршрута – заехали к старому деревянному храму. Внутри разруха, купол стоит рядом на земле, строительным лесам судя по виду лет двадцать. А рядом новый каменный храм.
В Каргополе толпы народу, в основном уже поддатого, веселье, музыка. Оказалось, сегодня день города. Вот это мы попали! Правда, основная часть празднований уже закончилась и люди начали расходиться. Мы немного погуляли по окрестностям, ловя закатное солнце. Повсюду каменные храмы, мы даже сбились со счету сколько всего их.
А ночевать мы отправились в окрестности города – к деревянному храму Иоанна Златоуста в Саунино. Саунинская церковь представляет собой классический образец шатрового зодчества: восьмерик на четверике. 1655 года, а колокольня рядом – 18 века.
Утром к церкви подошла милая бабушка, оказывается живёт тут в деревни, рассказала нам о своей тяжёлой жизни и о церкви.
Мы собрались и снова в путь. Первая часть дня, правда, не удалась. Мы решили «срезать» и поехать по лесу. Но как оказалось срез был лесовозной дорогой, которая давно не использовалась – грязь, колдобины – ехать невозможно. На одном из перекрёстков мы решили не рисковать и вернуться пока не поздно на основную дорогу. Часа 4 потеряли.

К вечеру мы добрались до нашей цели – церкви в Красной Ляге. Посреди поля стоит одинокая церковь, крест на боку, ближайшая жилая деревня в 6 км. Датируется 1655—1665 годами. Чудеса, как она здесь сохранилась. По-нашему, это самая красивая церковь в России. Можете убедиться в этом сами.

Церковь на замке, внутрь можно попасть и через окно, но там одни стройматериалы и леса - ничего примечательного.
А на закате мы решили съездить в соседнюю заброшенную деревню – Кучепалда. По дороге – заросшее кладбище. Некоторые фотографии на могилах уже выцвели – от этого мурашки по коже.
В Кучепалде сохранился даже один жилой дом – внутри всё для ночлега и даже оставлена записка, в которой просят путников не разрушать оставшееся и пользоваться аккуратно. В доме в одной из комнат целая свалка из старых вещей – на полу валяются артефакты прошлого: открытки, старая одежда и т.д. Остальные дома уже развалились, либо без окон, либо захламлены. Интересно, что деревня располагается по кругу – здесь только одна дорога и ведёт она через всю деревню.
После захода солнца вернулись к церкви, как раз спустился туман. В эту ночь почти не спали – место неимоверно красивое.
Историю этой церкви как нельзя лучше описал Андрей Кирнов, дабы в очередной раз не искажать смысл и не пересказывать уже написанное, рекомендую перейти по ссылке.

Видно, что церковь маленькими частями реставрируют. Но всё равно очень волнительно за её будущее. Если даже Лядинский погост не спасли, речь о нём пойдёт ниже, сгорел, хотя находится в крупном селе, то что уже говорить о церкви в Красной Ляге – что случится (пожар), никто ведь даже и не узнает, не поможет.

2 часа ночи, а светло как днём и спать совсем не хочется.
2

Белые ночи.

В 7 утра солнце выгнало нас из душной палатки спать на крыльцо церкви. А в 10 утра добралось и до крыльца. Но хватит уже спать! Сегодня нужно наконец добраться до самого Кенозёрского нацпарка. Поехали!
По пути нам встретилась ещё одна необычная церковь – 12-главая Богоявленская в Лядинах. Раньше здесь был целый ансамбль, но в 2013 году удар молнией уничтожил Покровско-Власьевскую церковь и колокольню. Богоявленскую церковь с того времени отреставрировали и теперь она выглядит будто новая. Правда, говорят отреставрировали плохо, особенно крыльцо. Особенностью Богоявленской церкви является как раз уникальное полукруглое крытое пятигранное крыльцо с гульбищем (дощатый обход между перилами и лестницей внутри крыльца), прислоненное к западной стене трапезной.
Вот и начинается нацпарк. Дорога стала сразу намного приятней – нет лесовозов, да и вырубок тоже больше нет.
Но до конца «большой дороги» ещё километров 40. Добрались мы до деревни Морщихинская – южным воротам нацпарка только к вечеру. Нас разместили на ночевку в здании администрации, необходимо было также зарегистрироваться и указать наш маршрут – все-таки нацпарк.
Утром мы решили не спешить и немного сменить тип передвижений – сходить пешком в небольшую радиалку по Тропе предков.
Тропа довольно хорошо оборудована – везде настилы, информационные таблички, указатели. Идти одно удовольствие, если бы ещё комаров не было! Много нового открыли для себя о культуре и промыслах местных жителей. Вот, например, насечки на соснах – раньше так добывали смолу.
Вышли к озеру. Здесь стоит домик, правда на замке. Илья решил покормить комаров и искупаться, я не решился.
За нашу прогулку по тропе предков встретили только одного человека – рыбака. Видно, что он скорее не рыбу ловил, а получал удовольствие от природы. К тому же на протоке, на мостке, где он сидел, всё продувалось ветром и комаров не было. И мы немного отдохнули здесь от комаров, вскипятили чай на костре и отправились назад.
А вечером у нас небольшой переход – всего около 10 км до места нашей ночёвки. По дороге преодолели водораздел двух океанов. Ну как преодолели – просто увидели знак, слева озеро относится к одному морю, справа уже к другому – Белому и Балтийскому морю и, соответственно, Ледовитому и Атлантическому океану. Водораздел представляет собой узкую гребневидную гряду с крутыми склонами, зажатую с двух сторон Масельгским и Виленским озерами. Её высота достигает 30 м, длина – 2 км, ширина в некоторых местах не более 100 м. Эта гряда – не что иное как слепок из песка и валунов внутриледниковых потоков.
Место нашей ночевки за кордоном, здесь у нас проверили пропуска. Вот теперь то мы въезжаем в самое сердце Кенозерья. Поставили палатку с видом на озеро. Но спать совсем не хочется.

После заката решили отправиться на ночные покатушки. Решили забраться на Хижгору – самое высокое место Кенозерья. По пути нам встретилось кладбище – кресты посреди леса. По форме кресты воспринимаются как очень древние. Но это кладбище образовалось всего лишь около 1939 года.
А на вершине стоит церквушка, неожиданно! Это церковь преподобного Александра Свирского, почитаемого на Севере святого, основавшего монастырь в Карелии и канонизированного в XVII веке. Церковь построена в 1866 г. на месте первоначальной старообрядческой часовни по традиционным канонам: клеть с симпатичными пятью главками и прирубленной пятигранной алтарной пристройкой, стройная колокольня с высоким четырехгранным шпилем и крестом на конце, крыльцо, которое, наверное, не сохранилось. Строилась она первоначально как церковь Иверской Божией Матери, но в 1871 г. освящена в честь Александра Свирского. Церковь была закрыта в 30-х годах прошлого века.
В самый разгар ночи доехали до деревни Гужово. Ну как в самый разгар – светло как днём. Всю ночь постоянное зарево – будто солнце вот-вот норовит встать. В отличие от Санкт-Петербурга, где в самый разгар ночи все-таки видно несколько планет/звёзд на небе, здесь такого нет. В такую ночь и спать не хочется. Видимо также думают немногочисленные жители Гужово – парочка рыбаков на плоскодонке плавали около берега.
В 3 утра уже начали появляться первые отголоски рассвета.
К рассвету мы вернулись к палатке и решили хоть немного поспать. Ведь днём нам предстоит довольно сложный переход.
3

По следам Кончаловского.

Вступаем на Кенозёрскую тропу – она соединяет два сектора (Каргопольский и Плесецкий) и соответственно два центра парка (Морщихинскую и Вершинино). Это должен быть самый тяжёлый участок пути. По словам работников парка дорога проходима, но видимо придётся везти велики, а не они нас будут везти. Но это единственный способ попасть из одного сектора парка в другой, не делая крюк в 300 км.

День выдался действительно трудный. Практически всю дорогу шли пешком, на велосипеде ехать практически невозможно. Комары злющие, пришлось надеть защитные сетки, а в них душно. Но лучше уж пусть душно будет, чем тебя съедят комары. Местами дорога почти полностью пропадает в траве. К обеду добрались до заброшенной деревни на берегу озера. Илья решил сплавать на стоящей у берега лодке половить рыбу. Но всё безуспешно. А я чуток подремал в бане – по крайней мере здесь прохладно и комаров нет.
К вечеру добрались до Порженского погоста. Здесь нас встретили косарь и лесник. С ними живёт кот. Больше никого не встретили. Место очень красивое – на перешейке двух озёр. С мостка половил рыбу – удачи было побольше, чем днём – 3 средние рыбки поймал, сразу же зажарили их в фольге на костре.
Илья напросился прогреться в баню, которую лесник стопил для себя. Лесник рассказал нам, что живёт здесь и зимой. Один. С котом! Ну бывают такие люди, которым одиночество в радость.
Утром сходили в Порженский погост, лесник открыл нам двери. После реставрации погост выглядит как новодел. Небеса в церкви и того хуже – сделаны простой наклейкой фотографии старых небес на дерево. Даже снизу видны швы наклеек. Лесник говорит, что оригинальные небеса отвезли в музей, боялись кражи, да и это все-таки памятник федерального значения – без постоянной охраны нельзя, а её тут и нету, даже электричество сюда не проведено, камеры не поставишь.
Что касается реставрации, у меня к ней двоякое отношение, с одной стороны это необходимо и правильно – спасать от разрушения и забвения такие строения и места, но после реставрации обычно теряется весь шарм, дух старины и места. Может, если производить реставрацию по всем канонам – только используя те материалы и средства, которые были доступны во время постройки этих зданий, то эффект будет не такой двоякий.

Вот сравните Порженский погост до (фото М.Кудрявцева) и после реставрации.
Наступили жаркие деньки. Идти в жару совсем не хочется, ещё и комары повсюду – в одной майке не пойдешь. Тянули до последнего, скрываясь под навесом от солнца. Но делать нечего – надо идти дальше.
Продолжаем свой путь по транскенозёрской тропе к деревне Ведягино. Вчера мы не встретили ни души на нашем пути за весь день. А сегодня – трактор нам навстречу. Оказывается, везут материалы для окончания реставрации погоста. Между тем дорога совсем не в радость – грязь, лужи, глубокие колеи. Стало идти совсем сложно – колёса не крутятся, велосипед будто тонну весит, оказывается, грязь забилась между колесом и крылом. Еле-еле отковырял. Вот и ставь после этого крылья как защиту от грязи.
А по пути попалась первая черника – подсластила наш день. А потом прямо на дорожке я нашёл около тридцати маленьких лисичек и подберёзовик. Отличный у нас будет ужин!

Тропу прошли! Ура! Самый тяжёлый участок нашего пути миновал.
В Ведягино церковь тоже на реставрации. Сама деревня заброшена, но работники парка надёжно заколотили все двери и окна, всё на замках. Повсюду иван-чай, красота.
Но первым делом – купаться, и усталость как рукой сняло. У причала группа туристов ждёт катер, этот катер и нас должен забрать. Заблаговременно договорились с администрацией парка, так что опоздать никак нельзя было.
С ветерком до другой деревни – Тырышкино. Нас здесь высадили, у причала навес – решили прямо тут и поставить палатку. На ужин – прекрасный вид на озеро и жареные грибы с пюре.
Прогулялись немного по самой деревне. Тишина и покой – никого не видно и не слышно, кроме комаров.
На следующее утро нас разбудил шум лодочных моторов – рыбаки отправились на промысел. Чуть позже мы разговорились с одним из них - Сергеем, он позвал нас с собой – составить компанию, закинуть нас на другой берег в деревню Семёново, пока он будет около неё рыбачить. Деревня оказалась жилая, даже заброшенных домов не было, хотя единственный способ сюда добраться – по озеру на лодке. 2 лошадки мирно паслись в воде, скрываясь там от назойливых мух. И, конечно, деревянная часовенка есть, здесь они почти в каждой деревне.
Побродили по деревне и обратно в Тырышкино. Сергей поймал 2 больших щуки и позвал нас на обед, на уху. За вкусной ухой интересные разговоры вдвойне приятней. Как оказалось, он и его жена, приехали сюда только на месяц, сами живут в Мурманске, хотя места родные для них. Сергей – заядлый рыбак, все окна завешены рыбой – сушится.
Разговорились и оказалось, что они – родственники того самого почтальона Тряпицына, фильм о котором в этих местах снимал Кончаловский ("Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына", кто не смотрел – обязательно посмотрите, по-моему, он посильнее и глубже Левиафана). Много интересного и нового узнали о съёмках. Например, то, что изначально Кончаловский хотел снимать какую-то очень старую бабушку, но не успел – приехал только к её похоронам. Кстати, сцена с похоронами бабушки в итоге вошла в фильм. После выхода кино в свет жизнь Алексея конечно поменялась, стал местной звездой, даже ездил в Москву к Урганту на передачу, но из Кенозерья он не уехал, переехал в центр – в Вершинино.
А в Вершинино спустя пару дней Илья случайно встретил Алексея в магазине и перекинулся с ним даже парой слов.
Как сами жители относятся к фильму? Сергей и Нина сказали, что в целом им понравился, но не нравится то, как показали местных жителей – здесь далеко не все тунеядцы и пьяницы, по их словам, издавна привыкли много работать в этих краях, особенно в сенокос, а в фильме это не показывают, косарей даже не показали. Зато сама операторская группа бухала дай боже =) Также в конце фильма показывают ракету, взлетающую с Плесецкого космодрома, будто она летит над озером, но даже в хорошую погоду ракет из Плесецка так хорошо и близко не видно, хотя понятно, что у Кончаловского ракета – это скорее метафора другой (городской жизни) и он не гнался за 100% документальностью.
кадр из фильма "Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына"
На закате мы сходили в соседнюю деревню – Косицына, там как раз и жил Алексей Тряпицын и происходило основное действие фильма.
Было ли схожее ощущение здесь на месте и от фильма?! Не было, видимо мы попали в нетипичную для данных мест погоду – жара и ни облачка. В фильме же пейзажи с первого же кадра – дождливые и угрюмые. Цитируя одного из героев фильма: «постоянно боль в душе... вся жизнь прошла в каком-то терпении... там где-то за горизонтом жизнь такая сиреневая, алая, хорошая, а подходишь вблизи – такая ж серая как...» (дальше он не договорил). Как и этот серый пейзаж, наверное, продолжу фразу за него...
Тырышкино. Кадр из фильма "Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына"
А вот так выглядит наше пристанище на берегу в Тырышкино.
На следующее утро мы собрались пораньше и принялись ждать теплоход – как нам сообщили из администрации парка он должен был привезти экскурсию и забрать нас. Теплохода всё нет и нет. Ещё раз сходили на чай к Сергею и Нине. От них то и услышали теплоход, его прибытие слышно издалека. С экскурсией сходили в святую рощу к часовне Параскевы Пятницы и часовне «Крест Успения». Часовня «Крест Успения» примечательно тем, что она рассчитана на одного человека, и то, чтобы в неё попасть нужно встать на колени и так туда зайти – пол от коленей изрядно протёрся. Кстати, это самая маленькая часовенка в России.
4

Классика Кенозерья.

Отправляемся в Вершинино – туристический центр Кенозерья. Разместились в гостинице (ура – наконец-то душ), прямо около знаменитой часовни Николая Чудотворца. Она действительно чудесная, в том числе из-за того, что расположена на довольно высоком холме и вид с неё отличный на Вершинино и озеро.

Ночью решили покататься на великах по окрестностям – посмотреть часовенки в соседних деревнях Шишкино и Карпова. Но как оказалось, идея не очень – столько комаров как здесь я никогда не видел – невозможно ехать, а уж тем более фотографировать.
Конечно, часовня в Вершинино очень красивая, но вот фотографировать её что-то не хочется – столько её видов пересмотрел, лучше просто насладиться и запомнить её через свои глаза, а не через объектив фотоаппарата.
Утром отправляемся поскорее из Вершинино в Усть-Почу, всё-таки не любители мы таких туристических мест как Вершинино. Усть-Поча удивила своими размерами – раскинулась больше чем на километр в длину, часть деревни фактически находится на косе – с одной стороны озеро, с другой - река Поча.
А это часовенка печально знаменита тем, что её недавно обокрали – вынесли старинные иконы более чем на миллион рублей, после этого из других часовен иконы и небеса начали перевозить в музей.
Продолжаем путь через Усть-Почу, удивляясь её протяженностью и размером.
Но наша цель – остров Мыза, на него можно попасть без лодки – по небольшому настилу через воду.

Вот тут тишина и покой – луга, лишь небольшая часть берега застроена домиками. Часовенка в Мызе очень красивая, хотя, как оказалось совсем не старая – её построили лишь несколько лет назад, но по всем старым технологиям, видимо поэтому она выглядит так аутентично. Нам так понравилось место, что мы решили тут остаться – поставили палатку прямо у часовенки. Поля ромашек, земляника в траве и что удивительно – почти нет комаров – рай на земле.
Познакомились с мужиком, живущим по соседству, он нам поведал историю часовенки – построил её житель деревни, когда его дочь тяжело заболела, строил по всем канонам практически всей деревней и доброе дело помогло – дочь выздоровела, хорошая история с хорошим концом.

Илья сплавал с соседом за родниковой водой на соседний остров – да, тут даже за водой на лодках плавают – вся жизнь связана с озером.
На следующий день погода испортилась. Облака заволокли всё небо и временами моросил дождик. Но нам грех жаловаться – до этого всё время была идеальная погода, даже жарковато для таких широт. На самом деле мы даже были рады ухудшению погоды – был повод остаться у часовенки ещё на день. Здесь так хорошо и умиротворённо.
А вечером мы воспользовались любезным приглашением нашего «соседа» – проехаться на лодке к знаменитой часовенке в Глазово. Она сразу узнаваема из-за 2-х сосен, растущих около неё. И хоть погода нас подвела, но часовенка от этого не стала менее красивая.
Ещё одно необычное наблюдение из местного быта – кладбища здесь находятся на необитаемых островах, получается вода как бы разделяет живых и мёртвых, да и это видимо экономия земли.

Вечером зарядил дождь, а у нас выход к финальной точке в 2 часа ночи – в 6 утра мы договорились встретиться с водителем у Вершинино, он нас довезёт до Плесецка. Несмотря на облака, светло, вокруг приятный серо-голубой свет дождливых белых ночей.
Я думал, что 10 дней нам хватит, чтобы забраться в самое сердце Кенозерья и познать это прекрасное место в самые белые ночи. Но я ошибался, хочется вернуться сюда ещё раз, только теперь забраться ещё дальше и пожить в заброшенных деревнях.

В конце хочется сказать огромное спасибо сотрудникам нацпарка, без которых наше путешествие вряд ли сложилось так удачно!

И спасибо нашим велосипедам Forward, которые с честью выдержали все испытания.