2014-2017

Вепсский лес

5 экспедиций в покинутый Вепсский лес
Вепсский лес находится на водоразделе бассейнов Балтийского и Каспийского морей на границе Ленинградской и Вологодской области. Здесь сохраняются в первозданном виде уникальные природные объекты: нетронутые участки таежных лесов, чередующиеся с обширными болотами и многочисленными озерами, пронизанные разветвленной сетью ручьев и рек, с разнообразным растительным и животным миром. Вепсский лес находится на вепсской возвышенности на высоте 200-300 метров. Удивительный рельеф для Ленинградской области, будто затерянный мир посреди цивилизации.

На территории парка традиционно проживает малая народность России – вепсы, имеющая самобытную культуру и традиции. По итогам последней переписи вепсов осталось около 6000 человек.

Для меня путешествия в Вепсский лес стало возможностью исследовать свою идентичность через изучение и даже присвоение чужой идентичности исчезающей народности. Результатом экспедиций стал проект "Вепсский лес".
1

Знакомство с Вепсским лесом.

Идея этого путешествия родилась у меня еще в прошлом году. Я узнал, что на границе Ленинградской и Вологодской области есть чудесный Вепсский лес и там живёт малочисленная народность – вепсы. Бескрайние леса, тысячи озер, болота, заброшенные деревни и необычный рельеф для Ленинградской области – с перепадами высот до 250 метров. Добраться до вепсского леса трудно – от ближайшей жд станции минимум 100 км.

4 часа на электричке и в 11 вечера я сошёл на станции Оять. Ночую на берегу одноименной реки с видом на женский монастырь. Долго не могу заснуть – всё думаю о предстоящем путешествии.

И вот уже 5 утра, быстро собравшись, я двинулся в путь. Сначала заехал посмотреть на монастырь на рассвете. Здесь минеральный источник и небольшая купальня. Самое место для завтрака.
Первые 40 км пролетели быстро по утренней прохладе и отличной асфальтовой дороге.
Затем я решил немного отклониться от маршрута и заехать в усадьбу Василия Поленова "Акулова гора". Богом забытое место – ни одного указателя, только проселочная дорога привела меня к небольшой деревянной часовне. Очень красивое и тихое место. Рядом пруды и источник.

Рядом с кедровой рощей, на месте, где находилось имение Имоченицы, возведена Часовня Василия Великого. К строительству храма петербургские художники Ирина и Юрий Грецкие приступили в 1998-ом, а закончили в 2000 году. Он выдержан в стиле северного деревянного зодчества. Иконостас и своды расписаны в яичной темперной технике в византийском стиле.
В 1855 году отец будущего художника получил по семейному разделу землю в Имоченцах Олонецкого края, ныне это Лодейнопольский район Ленинградской области, в краю первозданной северной русской природы. Дмитрий Васильевич Поленов построил на берегу реки Оять дом. В своих воспоминаниях Василий Поленов называет дни, проведенные в летом в усадьбе в Имоченцах, самыми дорогими. Здесь юный художник впервые познакомился с укладом крестьянской жизни и народным творчеством. В имении на берегу Оять он прожил с 1855 по 1881 годы.

Именно с этими местами связаны ранние пейзажные работы художника и этюды, отразившие деревенскую жизнь.
А я снова в путь. Дорога стала хуже. После деревни Алеховщина и последней подпитки в магазине асфальт кончился, и началась гравийная дорога. Холмы стали больше и я постепенно начал подниматься на небольшое плато, где располагается веппский лес на высоте 200-250 метров. Проезжающие машины окатывали меня пылью, да и сама гравийная дорога – не самая приятная для велосипедиста – постоянные кочки и вязнешь в песке и гравии. Главным достоянием стала вода, почти в каждой деревне выведывал у местных жителей нахождение родника. После очередной деревни встретил на дороге сломавшегося велосипедиста – местный парень ехал на речку и слетела цепь и застряла между колесом и звездочкой. Грех было не помочь, хоть и потерял полчаса. С каждым километром все сложнее. Вот уже 100 км сделал, пора съезжать с накатанной дороги и углубляться в лес. Спросил дорогу у местной жительницы, дорога через лес. Она меня напугала медведями, но выбора нет. Надо ехать 10 км через лес, иного пути нет. Дорога хорошая, я пролетел этот участок незаметно, параллельно успевая поедать землянику, растущую на обочине.
Выехал к деревне Пелдуши. Меня встретил черный пес. Подкормив его колбасой, я двинулся в соседнюю деревню в поисках ночевки. Пёс последовал за мной. Пришлось от него незаметно скрыться за поворотом. В деревне нашёл прекрасное место прямо на берегу озера для палатки. Хорошо полежать на пирсе и вытянуть ноги после 130 км.
Решил выспаться и проспал до 7 утра. Сегодня нужно доехать до самого сердца леса – заброшенных деревень в глубине.
Вот и последний магазин видимо на пути – женщины внутри говорили на веппском. Подсказали мне дорогу. Правда из-за этого я сделал крюк – все дороги заросли и пришлось возвращаться и отклониться от маршрута. По пути села становились все меньше и меньше, а дорога все хуже и хуже. Только многочисленные лесовозы нарушали спокойствие леса. Я объелся земляникой и черникой, нашел на ужин парочку подосиновиков. Вскоре дорога совсем стала незаметной, пошли лужи и грязь.
Ехать стало невозможно, пришлось идти пешком. Метров 200 я вообще шёл по колено в воде. Километров 10 были тяжелые – в добавок донимали мошки и комары.
А на дороге следы различных животных – зайцев, лис, кабанов и даже видел следы медведя.

Вдруг я увидел две Нивы: «Ура, дорога» - подумал, я. Оказывается, двое мужиков добирались сюда 3 дня для отдыха на берегу озера. Тащили машины на лебедке, пробирались сквозь грязь и болота моим же путем. Они меня огорчили: сказали, что дорога лучше не будет. А ближайшие деревни в обе стороны заброшенные. Я решил не рисковать и немного сменить мой первоначальный план маршрута. Отправился поближе к цивилизации. 2 часа снова пешком по постоянным горкам и резким спуском. Тормоза совсем отказали, забившись грязью. Вот наконец показалось озеро и первые дома.
Большая деревня – домов 20 и почти все целые. На окнах некоторых висят занавески. У пары домов покошена трава – значит все-таки иногда сюда приезжают. Но сегодня не было ни души. Странное чувство – ты один в большой деревне, можешь выбрать любой двор себе для ночевки. Ночь близка и страшит дикими животными. Я решил расположиться прямо на крыльце одного из домов. Хоть звери может не доберутся.

Ночь прошла тихо. Только птицы под утро начали копошиться рядом и громко щебетать. А мне предстоит ещё 10 км по плохой дороге. Но в соседней деревне я слышал лай собаки и голос людей, видимо добрались сюда в поисках грибов и ягод. Наконец цивилизация.
Большая деревня – Корбеничи и хорошая дорога. Ну как хорошая – теперь и гравийка для меня казалась отличной. У ближайшей речке помыл и прочистил велосипед и в путь. Жара. Тяжело под палящим солнцем.
Весь день в пути без особых приключений и к самому закату я остановился на маленьком красивом озере. Здесь даже беседка есть.
Сегодня добираюсь до Тихвина. 70 км пролетели быстро по асфальту. В Тихвине очень красивый старый центр. Здесь еще сохранились красивые многоэтажные деревянные дома и резные наличники. Фотоаппарат правда сел, телефон тоже, да и плёночный как назло заглючил.
5 долгих часов на электричке и я дома. 4 дня – очень мало для вепсского леса. Обязательно сюда ещё вернусь.
2

Путешествие к Шимозеру.

Вепсские леса меня не отпускают. Почти нетронутая человеком природа, миллионы озер, ягодные леса, заброшенные деревни – что еще нужно для счастья путешественника?! Тем более я продолжаю снимать свой проект про заброшенные вепсские деревни, но пока карты не буду раскрывать.

В понедельник утром, отложив все дела, я поехал на велосипеде на вокзал – еду до станции Бабаево в Вологодской области (6 часов пути). Велосипед в чехол и на третью полку плацкарта, а сам – на вторую – отсыпаться перед марш-броском. До захода солнца надо преодолеть 60 км – хочется заночевать в заброшенной деревне, а не просто в лесу у дороги. Первые 3 часа – технические, все время по асфальту, средняя скорость – 17 км в час. По пути уже попадаются заброшенные дома и церкви.
Что-то я подзабыл, что здесь темнеет раньше, чем в Питере, все-таки 400 км на восток. И въехал в последнее большое село на моем пути – Борисово-Судское уже после заката. А ведь еще надо проехать 3 км до заброшенной деревни через лес. В лесу совсем темень, под ногами почти ничего не видно, узкая лесная дорога иногда теряется, затем снова появляется. Приходится идти, а не ехать. Когда сумерки почти прошли и появились первые звезды, я вышел на простор, где-то здесь в зарослях травы должна быть заброшенная деревня.
На меня оказывает всегда магическое действие то, как из-за угла вдруг появляются полуразрушенные дома, поросшие травой и деревьями, особенно под почти полной луной. Я выбрал домик поприличней и решил заночевать прямо у него. «Страшно ли в таких местах ночевать?» – всегда меня спрашивают. Да, немного, но любопытство и адреналин всегда сильнее. А чего бояться то? Медведи тут вряд ли водятся, да даже если есть, они не такие дикие, как камчатские, людей чуют за версту и не придут. Ночь была очень тихая, безветренная, я долго не мог заснуть, жажда нового дня и новых мест не давала мне заснуть.
В 6 утра уже пью чай и собираю палатку. Побродил по разрушенным домам, в некоторых с потолка свисают старые газеты, по ним удалось установить год – например, тут дата – 1930 год.
По утренней росе выезжаю через поля к небольшой жилой деревне. Пасутся коровы на лугу, где-то за изгородью лают собаки, но ни одного человека я так и не увидел. Хочу немного срезать, не хочется ехать по асфальту. Но это желание меня погубило – дорожка потерялась в лесу, совсем, видимо только охотники и грибники сюда ездят, судя по охотничьим вышкам.
Пришлось вернуться на асфальт, таким образом сделал крюк в 20 км. На обед даже подремал часок в лесу. А затем началась гравийная дорога. Не очень приятная для велосипеда – неровная и пыльная, тем более здесь ездят лесовозы. Вечером добрался до последней жилой деревеньки перед Шимозером. Здесь стоит очень красивая деревянная церковь на берегу озера.
Помимо гаражей для лодок на берегу стоят беседки, все очень культурно, даже не ожидал встретить такое в глуши. Вот две тетеньки с собакой приплыли на надувной лодке откуда-то с другого берега с 2-мя огромными ведрами, наполненными черникой, убрали лодку в гараж и пересели на велосипеды. Укатили в соседнюю деревню.
Заночевал прямо на берегу, озеро подарило мне огненно-красный закат. После заката пошел к церкви и прогулялся по деревни – снимаю заброшенные дома.
Утром меня разбудил звук двигателя машины. Видимо рыбаки приехали, надули лодки и уехали на озеро. Мне тоже надо поскорее в путь. Пока собирал палатку, ко мне подошел мужик, видимо один из рыбаков. Поболтали, он поспрашивал куда еду, а я спросил у него как дорога. Потом он вдруг так жалобно спросил: «Мужик, а выпить че есть?». Так жалобно, что мне даже стало его жалко, 6 утра, где же он сейчас найдет выпить. У меня, конечно, ничего нет. Так он и побрел грустно к магазину, который открывается в 9 утра. Мне кажется, в тот момент, когда я сказал, что ничего нет, на его лице отразилась вся печаль человечества.

А я еду по бетонке, углубляясь в лес. На дороге никого, только один раз обогнал меня мотоциклист. Вокруг болота, а вдоль дороги краснеет брусника – уже спелая. Её легко собирать – она висит гроздями по 4-6 ягод, раз и в рот целую ладонь ягод.
К обеду я уже выехал к Шимозеру. Здесь развилка – налево мой путь дальше, а направо – дорога вдоль озера. Время есть – поеду исследовать шимозерье. Сразу у дороги первая заброшенная деревня. Дома не совсем еще разрушенные, в один из них даже можно зайти. Внутри шкафы и кровать – почти всё цело. Тут даже кто-то спрятал пенки и спальники на полках, видимо рыбаки приезжают на ночевки.
Дальше мой путь лежит к Черной яме – карстовый провал, в него осень уходит вода и остается только воронка. Но пока рановато – вода ещё есть и воронки не видно. Вдоль дороги полно малины – объедаюсь между делом. Вот и дорога кончается – здесь последние деревни, даже еще жилые – в паре домов кипит жизнь – живность, кто-то топит печь. Поэтому дорога сюда не заросла. Удивительно, что на одном из домов памятная табличка, написано, кто здесь жил. Почему бы на каждый дом такую не вешать. Сразу другое отношение к дому, не как к безличной полуразрушенной постройке, а как к чьему-то дому. Подремал около этого дома, пообедал и поехал обратно.
Перед закатом время ещё есть и я решил поглядеть на заброшенные церкви – полуразрушенную кирпичную церковь и целую деревянную. У кирпичной церкви свод наполовину обвалился, но на куполе еще просматривается роспись. Здесь же рядом загадочная каменная табличка в траве. А деревянная церковь заперта, видимо есть надежда её восстановить.
Заехал посмотреть и на берег самого Шимозера, а то весь день вокруг него езжу, а к воде так и не спускался. Озеро спокойное и зеркальное. Тишина и покой тут на берегу.
А заночевал я в заброшенной деревне у реки – здесь стоит домик, видимо приют рыбаков и даже поставлен столик со скамейками. Ночью пошёл к заброшенным домам, набежал туман, стало вдвойне страшнее бродить в темноте.
Утром погода испортилась – пасмурно и накрапывает дождик. Делать нечего – надо ехать в любом случае, тем более сегодня самый длинный и тяжелый переход – под 100 км. Чем дальше, тем сильнее дождь и тем темнее в лесу. Через час уже весь мокрый. Даже решил остановиться под навесом какого-то сарая по пути. Но потом понял, что дождь не прекратиться и смысла ждать нет. Когда крутишь педали под дождем – тепло, главное долго не стоять.
Вот доехал до Яндозера – здесь куча рыбаков на джипах, хотя дорога довольно тяжелая – болотистая и петляющая. 3 км по такой дороге пешком и я выехал на бетонку – по ней возят лес. Дорога идеально ровная. Вот почему для вырубки лесов такую дорогу можно построить, а к деревням нет. Ведь ближайшее село в 50 км, дорога только для лесовозов. И вообще страшно смотреть, сколько леса вырубают. За следующие 50 км по бетонке, практически не осталось нетронутых кусочков леса, все вырублено, лесовозы постоянно шныряют туда-сюда. Дождь прекратился только тогда, когда я начал спуск с Вепсской возвышенности – с 300 метров почти до уровня моря. Вот и первое село за день. А в Оште я даже нашел магазин и купил себе пару пирожков на обед. Хорошо, что до вечера дождь меня больше не трогал и я успел даже подсохнуть.

А последняя ночёвка у меня у старой церкви в Родионово. Церковь непростая – деревянная клетская церковь св. Георгия Победоносца, построенная в 1493 году. Является третьей по возрасту из сохранившихся до наших дней деревянных церквей России и самой старой на своём месте (два более старых храма перевезены в музеи). Церковь огорожена забором, идет реконструкция второй церкви рядом.
Я решил поискать батюшку, спросить разрешения ночью походить у церкви и поснимать её. Вместо батюшки нашёл настоятеля подворья монастыря, которое находится рядом. Он меня пригласил на чай. Как всегда с такими людьми – долгие бессмысленные беседы о вере, русском народе и церкви. Бессмысленные, потому что каждый в итоге остается при своем. Но я в гостях, пришлось поддерживать беседу, тем более мне предложили переночевать внутри.

На рассвете сбегал к церкви – туман заволок все вокруг, красота!
Сразу в путь, пока без дождя. Попрощался с настоятелем. Он уезжает на службу, сегодня ведь праздник – Успение. Поехал через проселочную дорогу через другие деревеньки. Одна из таких деревенек называлась «Конец». Собственно тут можно было бы поставить точку, так как потом я выехал на асфальт и быстро доехал до станции, пошел дождь и я ждал поезда несколько часов, обдумывая путешествие и новые маршруты с целью снова вернуться в вепсский край.
3

Белые ночи в заброшенных деревнях.

Велопоход по Вепсскому лесу стал моей традицией – вот уже третий год подряд я отправляюсь в забытые людьми и богом места кормить комаров. Но не просто так – продолжаю свой проект – исследование заброшенных деревень и локальной идентичности (которая у нас в России почти отсутствует). Фотографии из этого проекта пока раскрывать не буду, здесь мои путевые заметки.

В этом году моя главная цель – заброшенная деревня Нойдала (в переводе с вепсского – земля колдунов). Есть ли в ней что-то мистическое, скоро узнаем.

Вышел из поезда на станции Ефимовская. Погода прекрасная, сил много. А первый день обычно самый скучный и сложный – заброска, нужно проехать как можно больше.
Асфальт кончился уже через 6 км и началась прикатанная гравийка. Машин почти не встречается. Деревни уже тут наполовину заброшены. Мне намного больше нравится такая тихая, неровная дорога, чем ровные асфальтовые трассы.
На пути встретил такую замечательную церквушку (в Боброзеро). Дома рядом уже попадали почти все, а церквушка держится и не думает пока превращаться в труху.
Солнце ещё светит, хотя на часах 10 вечера. Но силы подходят к концу, проехал 60 км. Нашёл прекрасное место для ночевки на берегу одного из многочисленных озёр с видом на закат, столиком и скамейкой.
Как всегда первый день плохо спал – адреналин в крови и солнце подняли меня уже в 6 утра. Продолжаю свой путь – меня обгоняют многочисленные лесовозы, кажется, что только они ездят по этим дорогам. Отчасти это правда, к сожалению, здешние места – рай для лесорубов. Слева и справа периодически проезжаю огромные искорёженные поля. Понятное дело, вырубают всё подряд и никаких лесовосстановительных процедур не проводится.
Деревни, болота и озера чередуются на моём пути.
Вот и последняя жилая деревня на моём пути – Корвала (переводится с вепсского, как «деревня в дремучем бору»). Этот населенный пункт расположен на берегу очень красивого Муромозера. Три больших залива которого в виде лучей, расходящихся от центра, придают ему своеобразное очертание. Длина озера - около 4 километров. Поселение довольно старое, о чем свидетельствуют древние курганы – захоронения, называемые жальники. Ныне в ней круглогодично живут 10-15 человек. Остались в основном здесь дачники, бывший клуб разваливается, половина домов заброшены.
Кто-то буквально "выстругивает" себе лодку, а кот провожает меня в путь.
Отдохнул у кристально чистого озера – прямо отсюда жители и берут воду. И дальше в путь. После Корвалы жилых поселений больше нет. Только деревенское кладбище прямо в лесу.
В конце 70-х, начале 80-х ХХ века были заброшены деревни Нойдала, Ря(е)бов Конец, Чубово, Чидово. Оставшиеся в живых жители этих деревень ныне проживают в Курбе, Ладве, Мягъярви. Здесь надо бы упомянуть, что не просто так деревни забрасывались – это стало последствием политики государства (расселение неперспективных деревень, но и ещё раньше в конце 30-х годов государство начало притеснять малые народности, в т.ч. вепсов, таким образом, почти вся вепсская возвышенность, ранее плотно заселенная, к концу ХХ века осталась почти без жителей).

Дорога стала лесная, заросшая, но периодически можно даже ехать. Чем дальше, тем всё меньше признаков цивилизации и больше следов зверей. Встречал следы медведей, волков, кабанов.
8 км пробирался до деревни Нойдала. Комары облепляют, но я уже научен опытом – на голове сетка, руки в перчатках – по-другому идти невозможно. Спреи, само собой, на такие полчища комаров никак не действуют. В самой деревне ни одного дома с целой крышей не осталось, дорог почти не видно в траве.
Я решил сегодня продолжить путь ещё дальше – к деревне Рябов Конец (так как там должен быть домик рыбаков, где можно переночевать), как следует из названия деревни – это конец, дальше дороги нет, действительно так – дальше одни болота. До деревни всего 2 км и дошёл я за полчаса. Здесь действительно стоит «домик» рыбаков, точнее это кабина вахтовки. Как её сюда завезли не представляю. В кабине кровати, даже есть посуда. Видно, что здесь бывают рыбаки. Но сейчас она была пустой и открытой. Я решил воспользоваться такой удачей и не тратить силы на постановку палатки – переночевать в ней. Место отличное – на берегу озера, с видом на закат. Завтра обязательно наловлю рыбы, а сегодня я так устал, что завалился спать.
На следующее утро я отправился погулять по самой деревне Рябов конец. По данным 1911 года в деревне было 17 дворов, проживало 111 человек. Население занималось охотой, рыбалкой и сбором ягод. Сейчас даже дорожек не видно, всё заросло. Но остался один домик, который рыбаки поддерживают в жилом состоянии. На входе такая надпись, которая сразу настраивает не очень оптимистично.
Внутри ласточка свила гнездо и немного напугала меня, пролетев над головой. В целом очень аскетично, хотя есть и стол и печка и даже красный уголок. Но главное - есть окна и крыша, что ещё нужно для ночевки в такой глуши.
Решил половить рыбу на речке. Приманка – силиконовые червячки. Рыба тут непуганая и за 20 минут я поймал 5 хороших рыбок. На обед хватит. Приготовил на костре на сковородке. Вот такой расслабленный, гастрономический день.
Но ближе к вечеру зарядил мощнейший ливень. Пришлось сидеть в вахтовке и слушать стук дождя. А ночью я выбрался на речку для съёмок проекта. Комары летают тучами, невозможно даже нажимать на спуск фотоаппарата, облепляют все пальцы.
На следующее утро решил ещё наловить рыбы – в этот раз рыба ловилась не так резво, но парочку поймал – мне хватит. Запёк в фольге с луковицей, которую нашёл у рыбаков.

А после обеда пора двигаться в Нойдалу обратно. Так вот про Нойдалу. Бытует мнение, что почти все жители этой деревни были колдунами. Колдуны из этой деревни лечили, помогали налаживать отношения в семьях, легко находили заблудившегося в лесу человека (просто говорили, в какой момент в какое место он выйдет, там человека и встречали). Насколько известно, лечили травами, баней, а главное – заговорами, которые обычно держали в строгом секрете. А для "внешнего" мира охотно сообщали несложные магические ритуалы, помогающие в тех или иных ситуациях. Например, если человек заблудился в лесу, ему следует догола раздеться, тщательно выдуть пыль со всех швов одежды, перейти на новое место, и уже там, где старой пыли нет, одеться.

Сама же деревня была довольно большая. По данным 1911 года в деревне было 19 дворов, проживало 141 человек. Население занималось охотой, рыбалкой и сбором ягод. Отличается от всех ранее пройденных своей растянутостью вдоль дороги, пролегающей между двумя небольшими озерами — Пертиярвь и Кодаярвь. Деревня вытянулась почти на километр, в ней более 40 дворов. Западный конец деревни называется Шавадия, восточный — Нижняя деревня. Шавадия — большая и старая деревня. Первые ее поселенцы поставили свои дома по берегу живописного озера Пертиярвь, изобилующего маленькими бухточками и мысами, на которых живописно разместились дома и баньки. Черные бани всей деревни вынесены на берег озера, почти к самой воде.

Я прошёл всю деревню и нашёл отличное место для стоянки на другом её конце. Здесь стоит лучше всего сохранившийся дом с 3-мя окнами и полурухнувшей крышей. Первые ягодки земляники, которые я нашёл рядом, поддержали мои силы – они были нужны, чтобы отбиваться от многочисленных комаров. Увидел хвост лисы, который скрылся от меня в кустах. Здесь уже не территория людей, а царство природы. Лишь изредка сюда заходят рыбаки.
Медленно уходит солнце. Но темно не становится. Большое открытое пространство, всю ночь светло. Прекрасное, тихое место. И совсем не мистическое и точно не колдовское. Хотя вот этот мальчик на столбе выглядит устрашающе.
Следующий день – выход. Самая сложная часть пути. Дорога местами совсем прерывается ручьями и болотами. Но идти и даже ехать местами можно. Через пару часов я выехал на участок пути, по которому уже ехал 2 года назад, но в прошлый раз я повернул на развилке в другую сторону от Нойдалы. Почти 20 км по лесу по заросшей дорожке, а тут ещё и дождик – намочил меня и все кусты и траву вокруг и прекратился. Повсюду следы зверей.
А вот и сам зверёнок. Очень жалко зайку – лежал посередине дороги, видимо, его тут оставила мама, он ещё слаб и может, голоден. Но мне ему нечем помочь, отнёс его в кусты в сторону от дороги. А то по дороге все-таки ходят и волки и лисы. Хотя с другой стороны может зря его трогал - наделил своим запахом. Маленькие зайчики выживают ведь только из-за того, что совсем не обладают запахом и их тяжело найти хищникам.
Дальше, когда выехал на лесовозную дорогу, встретил уже большого зайца, здесь же и ёжик выбежал на дорогу попить из лужи.
Потихоньку возвращаюсь в цивилизацию. Деревня Ладва на моём пути, стоит высоко над озером. Вид отличный, неслучайно вокруг этого озера расположились 3 деревни. Заночевал прямо в деревне с видом на озеро.
Следующий день принёс мне проблемы – свернул резьбу на педали. Фактически, я стал одноногим велосипедистом. Мой темп резко упал, в горку – только пешком. Добрался до большой деревни, подкрепился и пополнил мои запасы в магазине (первый магазин за 5 дней пути). Дальше мне повезло, меня подвезли мужики-энергетики до Винниц – районного центра (20 км). И даже нашли мне сварку. Кое-как мы соорудили систему для крепления педали. И я снова на ходу. Начался асфальт, темп мой резко возрос, даже несмотря на периодические дожди.

А это старая и новая церковь в Винницах.
Приключения закончились на следующий день в Свири. Напоследок заехал в Важины, здесь очень старая церковь (1630 года, правда в 19 веке она перестраивалась) стоит на берегу реки. Мой новый велосипед выдержал первое серьёзное испытание. Привёз много материала для размышлений и моего проекта. Но все равно уже снова тянет в это тихое и забытое всеми место – Вепсский лес.
Ну и спасибо моему товарищу – велосипеду за то, что выдержал!
4

Осенний Вепсский лес.

И снова вепсский лес. Только теперь осенью. Ни одного комара – счастье! Но в этом году нет клюквы – были летние заморозки. Всё уравновешивается) Если бы я не поехал сюда, мучился бы всю зиму – нужно было доснять несколько сюжетов для проекта, который скоро, наконец, покажу в полной мере. А может это всё отговорки, просто место такое притягательное – тихое, но в этот раз не такое уж и безлюдное. В эту поездку на моём пути ни раз попадались дружелюбные рыбаки, а в одной из деревень меня пустили на ночь в избу, накормили ужином и дали отогреться в бане.

Но всё по порядку. Путь начинаю из Тихвина. Про дорогу не буду рассказывать – это 1,5 дня «заезда» - более 100 км по асфальту и гравийке.
В вепсский лес заезжаю со стороны Лукино. В Лукино главная достопримечательность – каскады. Довольно необычно встретить в равнинной Ленинградской области такие вот практически горные ручьи. Да и вся вепсская возвышенность необычная – образовалось она в результате схода сели в ледниковый период – отсюда столько камней, озёр и перепады высот.
Сразу за деревней начинается резкий подъём – на 100 метров вверх на возвышенность. Дорогу я ожидал посуше, чем в мае-июне, а оказалось всё ещё хуже – воды ещё больше, но хороших дорог в вепсском лесу не бывает.
На пути кладбище – всегда притягивает моё внимание – по кладбищу можно определить насколько большой была деревня, когда примерно она была заброшена и какие семьи проживали. Если кладбище, значит скоро будет и деревня.
Моя первая цель – деревня Сяргозеро на берегу одноименного озера. Формально она не является заброшенной – здесь всё ещё живет один житель – дядя Женя. Причём круглый год. Он явно удивился, увидев меня. Позвал даже переночевать у него, но я отказался, мне нужно погрузиться в атмосферу и вечером съёмка – поэтому я поставил палатку у заброшенного дома на берегу озера. В доме осталось ещё много артефактов прошлого. Лежит даже гармонь – занимает будто центральное место в доме.
На следующий день был самый тяжёлый участок пути. Дорога разбита – сплошные лужи и грязь – здесь только электрики и ездят – приходится иногда чинить линию электропередач, которая идёт от Лукино в Корвалу. К тому же воды в озерах явно больше, чем должно быть – местами запруды, хотя видно, что в сухое время здесь можно проехать, а сейчас дорога уходит прямо в воду. Приходится искать объезд и продираться сквозь бурелом.
Приехал в Корвалу мокрый и уставший, а тут ещё и ветер откуда-то взялся. Солнце подмигнуло разок и пропало.
Видимо я выглядел не очень-то, первый и единственный встретившийся на пути житель деревни позвал меня на чай в дом, а затем - остаться у них с женой переночевать. Погреться у печки – что может быть лучше?! Разве только погреться в бане – и то, и то мне удалось в тот вечер. Хозяин дома – Иван Иваныч оказался коренным вепсом и понарассказывал мне историй о рыбалке и рыбаках, зимней жизни в деревне и о самих вепсах. В Корвале около 10 домов населены круглый год, потому что дорога нормальная – иногда даже проехать можно и зимой на машине, да и снегоходы у многих есть.
У печки тепло, но на следующее утро надо не лениться и двигаться дальше. А утро встретило меня первым снегом. Сбегал посмотреть местную церковь – она неприметно стоит в рощице – заросла, обвалилась.
Еду в деревню Чидово. Снег сделал лес загадочным и волшебным. И снова кладбище на моём пути. Необычные встречи на моём пути – одинокий ЗИЛ в луже.
А вот и деревня Чидово. Один дом более-менее целый – видимо сюда заходят рыбаки. Вообще здесь только рыбаки и ходят, дороги только из-за них ещё не заросли.
Выхожу в деревню Рябов Конец – здесь я уже был в июне. Но всё сильно изменилось – воды прибавилось, речку Геную просто так не перейти – воды почти по пояс. Да-да вы не ослышались – река так и называется. Откуда пошло такое название, я так и не смог понять.
Встретил рыбаков – здесь стоит вагончик для ночевки и небольшой шалаш, я решил поставить палатку около шалаша – все-таки в шалаше не очень-то чисто и мыши иногда ползают. Около шалаша столик и висят сети рыбаков.
Кстати по пути насобирал последних лисичек – уже пожухлые, но все равно – жареные с луком – что может быть вкуснее!
На следующий день я через деревню Нойдала двинулся в сторону деревни Нюрговичи. В Нойдале я ночевал в июне. Про эту деревню ходит много таинственных историй. Но поражает скорее то, как быстро огромное село может уйти в небытие. Ведь ещё в послевоенное время здесь проживало почти 200 человек, а теперь ни одного целого дома не осталось.

А на моём пути 2 брода. Куча пакетов на ноги и вперёд. Но все равно ноги постоянно мокрые. Не в реку, так в болото провалишься. После второго брода встретил рыбаков. Они напоили меня чаем. Оказывается, только приехали на закрытие сезона. После чая они отправились ставить сетки, а я дальше к деревне Нюрговичи.
Наконец приятная дорога – идёт по сосновому лесу, заросшему мхом. Точнее тысячью видами мха – осенью он поистине царь леса.
В Нюрговичах пара домов вполне жилая на вид. Но видимо только летом. Сегодня – ни души. Дорога сюда ужасная, но зато можно приплыть на лодке из соседней деревни – Корбеничи. Я поставил палатку около самого целого дома и как раз стал накрапывать дождик. Вспоминаю, как приехал сюда 2 года назад в солнечный летний вечер, повсюду иван-чай. Именно тогда я и решил, что вернусь сюда обязательно. Но та ночь была почти бессонная – боялся ночевать вдали от людей, а теперь никакого страха, даже какая-то умиротворенность.
По дороге назад я удивлялся, почему осенью небо всегда такое бесконечное и почему вепсский лес такой притягательный, даже осенью.
5

Снова Шимозеро. Душевная Пёлкасска.

Лето сложилось так, что в этом году выбраться в Вепсский лес не получилось. А на душе было неспокойно – будто чего-то не хватало, не могу я без леса. Прогноз погоды дал надежду на золотую осень, и я сразу же купил билеты на ласточку до Лодейного поля. Первый день как всегда – заброска. Нужно проехать за 9 часов 100 км – задача решаемая, но выматывающая. Больше половины из 100 км ехал по асфальту, после Алёховщины пошла грунтовка вдоль реки Оять, здесь я уже был в мою самую первую поездку в Вепсский лес. Тогда мне этот участок показался неприятным и долгим – стояла жара и было очень пыльно. Но сейчас я пролетел 40 км грунтовки значительно быстрее и как раз на закате подъехал к Ярославичам – воротам в Вепсский лес.
Здесь за Оятью начинается Вепсский лес. А я ищу место для ночёвки в сюрреальной деревне... плотный туман, старики на лодке, деревенские пьяницы шатаясь удаляются в туман, деревянная церковь и подвесной мост в никуда. Около моста я и решил заночевать – здесь небольшая полянка на берегу, будет зябко.
Утро началось с того же тумана и встречи с коровами, которые рядом с палаткой жевали травку.
Собрал палатку и медленно перешёл с велосипедом по подвесному мосту на другой берег. Вот я и Вепсском лесу. Хотел сходить к святилищу вепсов в Чурручей, но тропа по берегу заросла, и я решил отложить эту задачу на следующий раз. Начал подъём на вепсскую возвышенность по еле заметной тропе – сразу на 100 метров вверх. А на верху целый куст деревень. Из деревни Лашково открывается самый лучший вид в Вепсском лесу – на Оять и Ярославичи.
Сегодня еду по знакомым местам. В деревне Пелдуши, как и 3 года назад, за мной увязалась собачка, только в этот раз не чёрная, а рыжая. Почти 10 километров – до деревни Лукинской она пробежала рядом со мной. В Лукинской находится последний магазин на моём пути, видимо поэтому дальше она не пошла. Сегодня я решил доехать остановиться на ночёвку в Шондовичах – прогноз обещает дождь на всю ночь, поэтому поскорее поставил палатку в деревне на берегу (опять) Ояти. Только здесь она уже не такая широкая и полноводная – раз в 5 уже. Деревня разделена рекой на 2 части. Местные жители похвастались тем, что у них снимал фильм Добронравов «Жили-были». Люди и деревня действительно колоритные. Уже ближе к ночи я услышал, как пьяный мужик с руганью возвращался из одной части деревни в другую, домой. На его пути река Оять, хлипкий мостик и болото перед ним. В следующие полчаса разыгралась целая драма – мужик, наверное, раз 10 плюхнулся в болото, а затем и с мостика видимо упал. Ему на помощь с лодкой подоспел то ли его сын, то ли друг. С грехом пополам он кое-как оказался на другом берегу.
Утром дождь закончился, и я поскорее собрался. Надо догонять маршрут. Но не очень-то получилось. Заморосил дождь. А проезжая Курбу, я вспомнил, что здесь живёт Валентина Лебедева – она известная писательница и хранительница вепсских традиций. Решил заглянуть к ней и познакомиться. У Валентины дома целая кладезь книг про вепсов и их традиции. И даже целая фотовыставка.
В её родной деревне Мягозеро она обнаружила целый архив фотографа-жителя этой деревни. Фотограф умер, а его архив остался никому не нужен. Хотя фотографии уникальны – вся жизнь одной деревни, все жители на этих фотографиях. Теперь они украшают сени дома Валентины, музеям такое добро не нужно. Валентина также занимается сохранением истории и архива деревни Мягозеро. Вот, например, целая карта со всеми домами деревни с информацией, кто там жил и когда.
Приятно было поговорить, узнал много новых и интересных фактов, но надо двигаться дальше. Последняя деревня на моём пути – Ладва. От неё лесовозная дорога уходит вглубь. Дорога – как автострада, ровная и широкая. Да и движение тут плотное – видимо за ягодами и на рыбалку ездят местные. Дорога постоянно разветвляется, лесовозные ветви уходят во все стороны. На пути лесовозов не встретил, но постоянно где-то вдалеке был слышен шум вырубок. Забрался на самый верх – навигатор показывает почти 300 метров над уровнем моря. Красивый нетронутый лес, поля черники и брусники и мха.
Где-то неподалёку выстрелы – охотники. Жизнь кипит даже в такой глуши. Пересёк границу областей и теперь я уже на Шимозёрской стороне. Вечером снова пошёл дождь, и я понял, что сегодня не доеду до Шимозера и завернул в сторону Нажмозера – здесь и заночевал на месте стоянки рыбаков.

Утром наконец прояснилось и я поскорее двинул в сторону Шимозера. 3 часа езды и я уже у первой шимозёрской деревни. Удивительно, но всего за 3 года многие уже покосившиеся дома почти полностью развалились. Воды в этом году очень много, и я снова не увидел, как Шимозеро уходит в чёрную яму. Объехал озеро и въехал в деревню Пёлкасску. Ещё 3 года назад я тут был и видел, что кто-то живёт в одном из домов, но постеснялся знакомиться и беспокоить жителя. В этом году я уже точно знал кто тут живёт и подъехал к его домику. Меня встретило целое хозяйство – курица, 2 кошки, коза. А хозяина нет. Я решил подождать. Через полчаса подошли 2 рыбака, принесли мясо хозяину. Подождали со мной с полчаса, стрельнули в небо из ружья разок, и так и не дождавшись, ушли. А я дождался Александра Михайловича – мужчина на вид лет 65 бодро шёл с рюкзаком – ходил за ягодой. Он меня будто ждал, особо не расспрашивал даже как я тут оказался, и кто меня к нему направил, сразу приступили к делам по хозяйству – я варить борщ, а он ухаживать за козой и козлятами. В сарае оказались ещё козлята и козёл, кролик в клетке.
После заката пошли в другой дом в гости с борщом. Оказывается, ещё 1 дом тут обитаем – на лето приезжает Павел. Он как раз пёк в печи пироги с ягодой. Красота!
У него я и остался ночевать. А на следующий день решил сходить пешком к полуразрушенной часовенке в Каменном Наволоке. Дорога заросла, пришлось обходить завалы и болото. Но за 1,5 часа я добрался до места ещё одной заброшенной деревни и часовенке, стоящей в священной роще. Часовенка покосилась, но ещё кое-как держится, хотя крыша уже прохудилась и видно, недолго ей осталось.
А вечером я поехал на велике на другую сторону озера – фотографировать старые церкви (полуразрушенную каменную с сохранившимся полусводом и деревянную рядом). Мне нужен был сумеречный свет, поэтом возвращаться пришлось в полной темноте. Интересный опыт, хотя чего бояться, только своих страхов!?
В 5 утра уезжаем – Павел собирается домой и я с ним, раз уж так совпало. Не надо крутить педали по скучной лесовозной бетонке. Поехали через Ошту.